» СМС » Книга юбилеев

Книга юбилеев

История открытия

Честь открытия полного текста названного апокрифа принадлежит миссионеру доктору
Крапфу, который во время своего путешествия по
Абиссинии узнал о существовании эфиопского текста книги
Ю.; список с этого текста он впоследствии передал в
Тюбингенскую университетскую библиотеку. Рукопись
Крапфа настолько переполнена ошибками, что профессор
Дилльман, известный своими изданиями памятников священной эфиопской письменности, долго не решался напечатать эфиопский подлинник книги
Юбилеев, несмотря на высокое историческое значение, какое он приписывает этому апокрифу.

Вследствие неисправности эфиопского текста, книга
Юбилеев представляла для
Дилльмана непреодолимые трудности, и при переводе её на немецкий язык (перевод этот помещен в журнале «Jahrbucher der Biblischen Wissenschaft», 1849 и 1850—1851) ему приходилось восстановлять утраченный смысл текста или на основании библейских книг, или по связи речи, или же вообще по подсказу здравого смысла; при всем том он принужден был оставить некоторые места апокрифа совсем без перевода. Более тщательное изучение эфиопского текста книги
Юбилеев дало впоследствии
Дилльману возможность издать и подлинный текст апокрифа под названием «Kufale, vel liber Jubilaeorum aethiopice» (Киль и
Л., 1859) . Для учёных открылась возможность основательно заняться исследованием вопросов о древности и происхождении книги
Ю. Впрочем, ещё ранее трудов
Дилльмана учёный еврей
Трейенфель («Literaturbl. des Orients»,
Лейпциг, 1846) дал общую характеристику книги
Ю. на основании тех отрывков, которые сохранились из неё у св. Епифания, блаженного
Иеронима,
Синкелла,
Кедрина и др. Книгой
Ю. занимались главным образом учёные евреи:
Йеллинек («Bet ha-Midrasch»,
Лейпциг, 1855) ,
Беер («Das Buch d. Jubilaen und sein Verhaltniss zu den Midraschim»,
Лейпциг, 1856) и
Франкель («Monatsschr. fur Gesch. und Wissenschaft des Judenthums»,
Лейпциг, 1856) . Кроме них, изучали её также
Крюгер («Zeitschr. der Deutsch. Morgenl. Gesellsch.», т. XII) и
Ланген («Das Judenthum in Palastina zur Zeit Christi»,
Фрейбург, 1866) .

Характеристика

Книга
Юбилеев является довольно свободным пересказом библейских повествований, содержащихся в книге
Бытия и отчасти в книге
Исход. Автор берет, собственно, один момент из жизни
Моисея, а именно восхождение его на гору
Синай и сорокадневное пребывание там; здесь-то, на
Синае, «ангел лица», по повелению
Божию, обращается к
Моисею с повествованием о событиях от сотворения мира до прибытия евреев к
Синайской горе.

Моисей только слушает богооткровенную речь ангела и записывает его рассказ в книгу. Таким образом с внешней стороны книга
Юбилеев отличается от книги
Бытия тем, что в первой рассказ ведется от лица ангела, а в последней личность повествователя остается неуказанной.

Помимо этого, автор старается изложить библейские события в строго последовательном порядке и указать точно год совершения их от сотворения мира. Он полагает период времени от сотворения мира или от
Адама до вступления евреев в
Землю обетованную ровно в 50 юбилеев, считая при этом в каждом юбилее, вопреки
Моисееву закону, не 50, а только 49 лет, то есть ровно семь седьмин; по этим-то юбилеям, седьминам и годам седьмин он и распределяет все описываемые в его книге события.

Хронология книги представляет значительные уклонения как от еврейского, так и от греческого и самаритянского текстов
Пятикнижия. Этих уклонений больше всего в исчислении времени событий патриархального периода до
Авраама, то есть там, где и еврейский, и греческий, и самаритянский тексты больше всего разнятся между собой.

Порядку изложения апокрифа соответствует надписание его — «Книга
Ю.» или «Книга седьмин». Как глубока древность этого надписания и современно ли оно появлению самой книги — сказать трудно; Дилльман считает возможным признать его подлинным и первоначальным.

В первый раз оно встречается у святого
Епифания, от которого дошло до нас и первое свидетельство о книге
Ю. В эфиопском подлиннике это надписание апокрифа несколько изменено: там он называется «книгой» или «словами деления дней». Дальнейшей задачей автора было передать в обработанном сообразно с собственными его воззрениями виде библейские повествования, содержащиеся в книге
Бытия и в начале книги
Исход, и дополнить их некоторыми новыми подробностями на основании всего того, что ему было известно из толкований современных ему книжников и из народных сказаний и что подсказывало ему собственное соображение.

Так как предметом содержания своего апокрифа автор избрал те же самые повествования, которые содержатся и в канонической книге
Бытия, то отсюда произошло другое надписание апокрифа — «Малое
Бытие». В первый раз это название (? ????????????, ? ????? ???????, ????????????) , как и первое («Книга
Юбилеев») , встречается у св.

Епифания. Кроме указанных названий, в хронографах
Георгия
Синкелла (VIII в.) и
Георгия
Кедрина (XI в.) книге усвояется ещё наименование — «Апокалипсис
Моисея»; но ни по форме, ни по содержанию книга
Ю. не напоминает апокалипсиса.

За еврейское происхождение книги
Ю. говорит её близкое сходство не только с сохранившимися до нашего времени таргумами, но и с талмудом. С христианскими воззрениями она не имеет решительно ничего общего.

Вопрос может быть только в том, не принадлежал ли автор книги
Ю. к одной из тех еврейских сект, которые образовались перед пришествием
Христа. Йеллинек приписывал книге ессейское происхождение и находил в ней стремление ослабить то влияние, какое имели фарисеи на еврейский календарь своими определениями праздничных времен.

Оценки книги исследователями

По мнению
Беера, книга
Ю. появилась в среде самарян или скорее их потомков, которые жили в
Египте и были известны здесь под именем досифеян.
В подтверждение своего мнения
Беер указывает на то, будто в книге
Ю. празднику
Пятидесятницы, как дню откровения на
Синае
Моисеева закона, придается большее значение, чем
Пасхе, а это, по его взгляду, согласно с воззрениями самарян, у которых праздник
Пасхи не имел того высокого значения, какое придавалось ему в
Палестине.

По мнению проф.-прот. А. Смирнова, автором книги
Ю., вероятно, был иудей, некоторые воззрения которого сильно проникнуты духом фарисейства.
Можно предположить, что книга
Ю., носящая на себе явные следы фарисейского направления, появилась первоначально на еврейском языке.

Это предположение подтверждается тем, что блаженный
Иероним, насколько можно судить по сохранившимся у него ссылкам на книгу
Ю., несомненно имел под руками еврейский текст её. Когда книга
Ю. была переведена на греческий язык — неизвестно.

Эфиопский текст книги
Ю., без сомнения, представляет собой перевод с греческого текста, в существовании которого никак нельзя сомневаться, так как им пользовались древние церковные писатели, сохранившие в своих сочинениях отрывки из книги
Ю. Относительно времени написания книги
Ю. можно быть уверенным только в том, что она появилась никак не ранее 160 г. до н. э. и никак не позднее 70 г. после
Р. Х. Что при написании её иерусалимский храм ещё существовал, об этом автор косвенно свидетельствует почти в каждой главе своего произведения: говоря постоянно об обрядовых установлениях
Моисеева закона, он считает жертвенный культ и вообще весь богослужебный строй, тесно связанный с существованием иерусалимского храма, настолько прочным и устойчивым, что даже не останавливается на мысли о возможности хотя бы временного прекращения его. Какое положение в письменности у евреев занимала книга
Ю. и каким авторитетом она пользовалась у них, особенно в первое время после своего появления, — об этом ничего нельзя сказать.

Известно только, что евреи заимствовали из неё некоторые легенды, нашедшие впоследствии доступ в талмудические писания, в восполненном и разукрашенном виде. С XII в. совсем исчезают свидетельства о книге
Ю.; сам греческий текст её затерялся.

Книга
Ю. восполняет скудный ряд тех памятников, которые знакомят нас с воззрениями иудейства около христианской эры или, по крайней мере, той его части, которая стояла на стороне строгих приверженцев закона
Моисеева, не всегда верно понятого, и отличалась крайним пристрастием к обрядовой стороне религии. Книга
Ю. является выдающимся памятником ещё и в другом отношении: она дает возможность воспроизвести ту обрядовую практику, какая существовала у евреев во времена, близкие ко
Христу.

В этом отношении этот апокриф является памятником едва ли не единственным не только в апокрифической, но и в канонической и неканонической иудейской письменности. Особенной подробностью отличаются в книге
Ю. описания разного рода жертв, указанных законом.

Обряды, наблюдавшиеся при жертвах, в существенных чертах описаны в законодательных книгах
Моисея; с течением времени они усложнились и получили большую определенность в подробностях и частностях. С ними-то и знакомит нас книга
Ю. Там не только подробно описывается способ совершения той или другой жертвы, не только указываются вещества, дозволенные для неё, но и перечисляются породы деревьев, которые употреблялись для сожжения жертвы.

Книга
Ю. может иметь некоторое значение и для истории толкования священных книг
Ветхого
Завета. Если богословская наука изучает таргумы на ветхозаветные писания и истолковательные труды
Филона, то подобного же внимания заслуживает и книга
Ю., которая с полным правом может быть названа иудейским таргумом на книгу
Бытия и на начало книги
Исход. При написании этой статьи использовался материал из
Энциклопедического словаря
Брокгауза и
Ефрона (1890—1907) .

Ссылки

ar:???? ????????? ca:
Llibre dels Jubileusfi:
Riemuvuosien kirjaja:???? nl:
Jubileeen no:
Boken om Jubelarene pl:
Ksiega Jubileuszow pt:
Livro dos Jubileus sv:
Jubileerboken: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.
0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.

Значение слова "Юбилеев книга" в
Энциклопедическом словаре
Брокгауза и
Ефрона

Юбилеев книгаили - апокрифическая книга. В полном виде сделалась известной западным ученым в сороковых годах XIX столетия. До этого времени ее знали только по тем коротким отрывкам, которые приведены из нее в сочинениях св. Епифания и блаженного
Иеронима, а в более позднее время - в хронографах
Георгия
Синкелла,
Георгия
Кедрина и других византийских историков; отрывки эти так кратки и нехарактерны, что по ним нельзя было составить более или менее ясное представление о целой книге. Честь открытия полного текста названного апокрифа принадлежит миссионеру доктору
Крапфу, который во время своего путешествия по
Абиссинии узнал о существовании эфиопского текста книги
Ю.; список с этого текста он впоследствии передал в тюбингенскую университетскую библиотеку. Рукопись
Крапфа настолько переполнена ошибками, что профессор
Дилльман, известный своими изданиями памятников священной эфиопской письменности, долго не решался напечатать эфиопский подлинник книги
Ю., несмотря на высокое историческое значение, какое он приписывает этому апокрифу.
Вследствие неисправности эфиопского текста, книга
Ю. представляла для
Дилльмана непреодолимые трудности, и при переводе ее на немецкий язык (перевод этот помещен в журнале "Jahrbucher der Biblischen Wissenschaft", 1849 и 1850-1851) ему приходилось восстановлять утраченный смысл текста или на основании библейских книг, или по связи речи, или же вообще по подсказу здравого смысла; при всем том он принужден был оставить некоторые места апокрифа совсем без перевода. Более тщательное изучение эфиопского текста книги
Ю. дало впоследствии
Дилльману возможность издать и подлинный текст апокрифа под названием "Kufale, vel liber Jubilaeorum aethiopice" (Киль и
Л., 1859) . Для ученых открылась возможность основательно заняться исследованием вопросов о древности и происхождении книги
Ю. Впрочем, еще ранее трудов
Дилльмана ученый еврей
Трейенфель ("Literaturbl. des Orients",
Лейпциг, 1846) дал общую характеристику книги
Ю. на основании тех отрывков, которые сохранились из нее у св. Епифания, блаженного
Иеронима,
Синкелла,
Кедрина и др. Книгой
Ю. занимались главным образом ученые евреи:
Йеллинек ("Bet ha-Midrasch",
Лейпциг, 1855) ,
Беер ("Das Buch d. Jubilaen und sein Verhaltniss zu den Midraschim",
Лейпциг, 1856) и
Франкель ("Monatsschr. fur Gesch. und Wissenschaft des Judenthums",
Лейпциг, 1856) . Кроме них, изучали ее также
Крюгер ("Zeitschr. der Deutsch. Morgenl. Gesellsch.", т. XII) и
Ланген ("Das Judenthum in Palastina zur Zeit Christi",
Фрейбург, 1866) .
Книга
Ю. является довольно свободным пересказом библейских повествований, содержащихся в книге
Бытия и отчасти в книге
Исход. Автор книги
Ю. берет, собственно, один момент из жизни
Моисея, а именно восхождение его на гору
Синай и сорокадневное пребывание там; здесь-то, на
Синае, "ангел лица", по повелению
Божию, обращается к
Моисею с повествованием о событиях от сотворения мира до прибытия евреев к
Синайской горе. Моисей только слушает богооткровенную речь ангела и записывает его рассказ в книгу.
Таким образом с внешней стороны книга
Ю. отличается от книги
Бытия тем, что в первой рассказ ведется от лица ангела, а в последней личность повествователя остается неуказанной. Помимо этого, автор книги
Ю. старается изложить библейские события в строго последовательном порядке и указать точно год совершения их от сотворения мира. Он полагает период времени от сотворения мира или от
Адама до вступления евреев в
Землю обетованную ровно в 50 юбилеев, считая при этом в каждом юбилее, вопреки
Моисееву закону, не 50, а только 49 лет, т. е. ровно семь седьмин; по этим-то юбилеям, седьминам и годам седьмин он и распределяет все описываемые в его книге события. Хронология книги
Ю. представляет значительные уклонения как от еврейского, так и от греческого и самаритянского текстов
Пятикнижия. Этих уклонений больше всего в исчислении времени событий патриархального периода до
Авраама, т. е. там, где и еврейский, и греческий, и самаритянский тексты больше всего разнятся между собой. Порядку изложения апокрифа соответствует надписание его - "Книга
Ю." или "Книга седьмин". Как глубока древность этого надписания и современно ли оно появлению самой книги - сказать трудно; Дилльман считает возможным признать его подлинным и первоначальным. В первый раз оно встречается у св. Епифания, от которого дошло до нас и первое свидетельство о книге
Ю. В эфиопском подлиннике это надписание апокрифа несколько изменено: там он называется "книгой" или "словами деления дней". Дальнейшей задачей автора было передать в обработанном сообразно с собственными его воззрениями виде библейские повествования, содержащиеся в книге
Бытия и в начале книги
Исход, и дополнить их некоторыми новыми подробностями на основании всего того, что ему было известно из толкований современных ему книжников и из народных сказаний и что подсказывало ему собственное соображение. Так как предметом содержания своего апокрифа автор избрал те же самые повествования, которые содержатся и в канонической книге
Бытия, то отсюда произошло другое надписание апокрифа - "Малое
Бытие". В первый раз это название (?????????????, ?????????????, ????????????) , как и первое ("Книга
Ю.") , встречается у св.
Епифания. Кроме указанных названий, в хронографах
Георгия
Синкелла (VIII в.) и
Георгия
Кедрина (XI в.) книге
Ю. усвояется еще наименование - "Апокалипсис
Моисея"; но ни по форме, ни по содержанию книга
Ю. не напоминает апокалипсиса.
За еврейское происхождение книги
Ю. говорит ее близкое сходство не только с сохранившимися до нашего времени таргумами, но и с талмудом. С христианскими воззрениями она не имеет решительно ничего общего. Вопрос может быть только в том, не принадлежал ли автор книги
Ю. к одной из тех еврейских сект, которые образовались перед пришествием
Христа. Йеллинек приписывал книге ессейское происхождение и находил в ней стремление ослабить то влияние, какое имели фарисеи на еврейский календарь своими определениями праздничных времен. По мнению
Беера, книга
Ю. появилась в среде самарян или скорее их потомков, которые жили в
Египте и были известны здесь под именем досифеян.
В подтверждение своего мнения
Беер указывает на то, будто в книге
Ю. празднику
Пятидесятницы, как дню откровения на
Синае
Моисеева закона, придается большее значение, чем
Пасхе, а это, по его взгляду, согласно с воззрениями самарян, у которых праздник
Пасхи не имел того высокого значения, какое придавалось ему в
Палестине. По мнению проф.-прот.
А. Смирнова, автором книги
Ю., вероятно, был иудей, некоторые воззрения которого сильно проникнуты духом фарисейства. Можно предположить, что книга
Ю., носящая на себе явные следы фарисейского направления, появилась первоначально на еврейском языке.
Это предположение подтверждается тем, что блаженный
Иероним, насколько можно судить по сохранившимся у него ссылкам на книгу
Ю., несомненно имел под руками еврейский текст ее. Когда книга
Ю. была переведена на греческий язык - неизвестно.
Эфиопский текст книги
Ю., без сомнения, представляет собой перевод с греческого текста, в существовании которого никак нельзя сомневаться, так как им пользовались древние церковные писатели, сохранившие в своих сочинениях отрывки из книги
Ю. Относительно времени написания книги
Ю. можно быть уверенным только в том, что она появилась никак не ранее 160 г. до
Р. Х. и никак не позднее 70 г. после
Р. Х. Что при написании ее иерусалимский храм еще существовал, об этом автор косвенно свидетельствует почти в каждой главе своего произведения: говоря постоянно об обрядовых установлениях
Моисеева закона, он считает жертвенный культ и вообще весь богослужебный строй, тесно связанный с существованием иерусалимского храма, настолько прочным и устойчивым, что даже не останавливается на мысли о возможности хотя бы временного прекращения его. Какое положение в письменности у евреев занимала книга
Ю. и каким авторитетом она пользовалась у них, особенно в первое время после своего появления, - об этом ничего нельзя сказать. Известно только, что евреи заимствовали из нее некоторые легенды, нашедшие впоследствии доступ в талмудические писания, в восполненном и разукрашенном виде. С XII в. совсем исчезают свидетельства о книге
Ю.; сам греческий текст ее затерялся.
Книга
Ю. восполняет скудный ряд тех памятников, которые знакомят нас с воззрениями иудейства около христианской эры или, по крайней мере, той его части, которая стояла на стороне строгих приверженцев закона
Моисеева, не всегда верно понятого, и отличалась крайним пристрастием к обрядовой стороне религии. Книга
Ю. является выдающимся памятником еще и в другом отношении: она дает возможность воспроизвести ту обрядовую практику, какая существовала у евреев во времена, близкие ко
Христу. В этом отношении этот апокриф является памятником едва ли не единственным не только в апокрифической, но и в канонической и неканонической иудейской письменности. Особенной подробностью отличаются в книге
Ю. описания разного рода жертв, указанных законом.
Обряды, наблюдавшиеся при жертвах, в существенных чертах описаны в законодательных книгах
Моисея; с течением времени они усложнились и получили большую определенность в подробностях и частностях. С ними-то и знакомит нас книга
Ю. Там не только подробно описывается способ совершения той или другой жертвы, не только указываются вещества, дозволенные для нее, но и перечисляются породы деревьев, которые употреблялись для сожжения жертвы. Книга
Ю. может иметь некоторое значение и для истории толкования священных книг
Ветхого
Завета. Если богословская наука изучает таргумы на ветхозаветные писания и истолковательные труды
Филона, то подобного же внимания заслуживает и книга
Ю., которая с полным правом может быть названа иудейским таргумом на книгу
Бытия и на начало книги
Исход.
См. прот. А. Смирнов, "Книга
Юбилеев или
Малое
Бытие" (Казань, 1895; здесь же перевод "Книги
Ю." на русский язык) .

Восточная красавица [ Свадьба в Дагестане ]

В Энциклопедическом словаре
Брокгауза и
Ефрона рядом со словом "Юбилеев книга"

Статья про слово "Юбилеев книга" в
Энциклопедическом словаре
Брокгауза и
Ефрона была прочитана 900 разБрокгауз и
Ефрон, избраное , псевдоэпиграфическое сочинение (см. Апокрифы и псевдоэпиграфы) , излагающее откровение «ангела
Божественного присутствия» Моисею во время его второго восшествия на гору
Синай.

По-видимому, полное название сочинения: «Книга делений времен года в соответствии с их юбилеями и неделями»; впоследствии это название было сокращено до книги
Юбилеев. Сочинение известно также под названиями «Малый исход», «Завет
Моисея» и «Откровение
Моисея».

Хотя книга была написана на иврите, обе дошедшие до нас версии — латинская и эфиопская (см. также
Эфиопские евреи) — представляют собой переводы с греческой
Септуагинты (см. Библия.

Издания и переводы) . Несколько фрагментов книги
Юбилеев на иврите были найдены в пещерах
Кумрана (см. также
Мёртвого моря свитки; Кумранская община) .
Книга написана в форме монолога от имени ангела
Божественного присутствия, который пересказывает содержание
Библии, приводя при этом точную датировку излагаемых событий. Эта датировка основывается на исчислении субботних и юбилейных годов; иногда составитель приводит также месяц и день.

В ряде мест автор точно следует
Библии, однако чаще он привносит изменения в библейское повествование, добавляя или исключая материал, указывает отличные от библейских причины событий, называет имена жен библейских персонажей и т. п. Наряду с мидрашистским материалом (см. Мидраш) , который находит лишь частичные параллели в талмудических (см.

Талмуд) и традиционных мидрашистских источниках, в книге
Юбилеев содержатся также галахические (см. Галаха) нововведения.

В книге говорится, что прежде чем
Десять заповедей были даны людям, они были записаны на «скрижалях небес»; некоторые из этих заповедей выполняли уже патриархи, а часть из них (как, например, соблюдение субботы, празднование
Шаву‘от и совершение обрезания) обязательна и для ангелов. Приводимые в книге
Юбилеев обоснования заповедей часто отличаются от библейских.

В противоположность традиционному взгляду, автор утверждает, что
Шаву‘от установлен в память обновления завета между
Богом и человеком после потопа и
Ной, равно как и
Авраам и
Иаков, уже праздновали
Шаву‘от. Аналогично,
Суккот уже праздновался
Авраамом.

Иом-Киппур получает в книге
Юбилеев своего рода историческую этиологию как день, в который
Иосиф был продан братьями. Особый статус колена
Леви (см. также
Колена
Израилевы) объясняется как воздаяние не за их религиозное рвение во время греховного поведения израильтян, поклонявшихся золотому тельцу, а за действия
Леви в
Шхеме, где он убил виновных в изнасиловании его сестры
Дины.

Автор книги
Юбилеев выступает против контактов с неевреями и с особенной строгостью интерпретирует законы субботы. Как и галахические законоучители, автор книги
Юбилеев признает существование четырех новогодий (см.

Календарь) , однако указанные в книге даты новогодий (первый день первого, четвертого, седьмого и десятого месяцев) и объяснение их смысла отличны от галахических. Эти новогодия связаны в книге не с годичным сезонным циклом, а с космическими событиями времени потопа — днем начала сооружения ковчега, днем, когда земля высохла после потопа, днем, когда разверзлось чрево земли и вода стала сходить в него, и днем, когда вершины гор появились из воды.

Книга настаивает на следовании солнечному календарю (подобно книге
Эноха и свиткам
Мертвого моря) , который содержит 52 недели. В противоположность фарисеям, автор книги настаивает на буквальной интерпретации фразы «око за око», не принимает учения о воскрешении мертвых, веря лишь в бессмертие души, и интерпретирует человеческое поведение в духе детерминизма.

Книга
Юбилеев утверждает, что миром управляют как благие, так и злые ангелы, и война между силами добра и зла будет продолжаться до «дня суда». В конце дней явится
Мессия из колена
Иехуды и другой — из колена
Леви.

Библейский текст, отраженный в книге
Юбилеев, не всегда совпадает с масоретским (см.
Масора) — иногда он находит параллели в
Септуагинте или в самаритянской
Библии (см. Самаритяне) .
Этот факт доказывает, что автор книги
Юбилеев не был фарисеем.

Взгляды автора близки взглядам составителя апокрифической книги
Эноха и — в меньшей степени — «Заветам двенадцати патриархов». Книга
Юбилеев упоминается в свитках
Мертвого моря (см. выше) и ее фрагменты обнаружены в пещерах
Кумрана.

Идеология книги
Юбилеев подходила кумранской общине (бессмертие души, календарь и гегемония
Блия‘ала /Сатаны/ в мирской сфере) .
Некоторые исследователи полагают даже, что книга
Юбилеев была написана представителем кумранской секты. Упоминаемые в книге
Юбилеев исторические события (так, например, автор книги «знает», что израильтяне установят свое господство над филистимскими городами /см.

Филистимляне/ и над
Эдомом) наводят на предположение, что ее автор жил в конце правления
Иоханана
Гиркана (135–104 гг. до н. э.) . Книга
Юбилеев оказала значительное влияние на позднейшую мидрашистскую литературу.
Особое влияние оказала книга на евреев
Эфиопии, чьи ритуалы и календарь (в частности, датирование праздника
Шаву‘от) основаны на книге
Юбилеев.